старец Иосиф Ватопедский

О гуманизме, либерализме, коммунизме

"Грех и грехолюбие существовали всегда и во множестве случаев выражались в страшных преступлениях. Но эти проявления греховности, не будучи массовым явлением, всегда носили более или менее изолированный и скрытый характер. Трагизм и пагубность сегодняшней ситуации в том, что зло сделалось всеобщим, а проявления его — бесконечно наглыми и циничными; более того, они сплошь и рядом превозносятся как подвиг и добродетель, удостаиваются высоких наград.
Следует особо остановиться на причине этого всеохватывающего зла, символически обозначив ее как водружение в человеческом сердце «иного» божества, чьи дела противны правде и суду Божию. Ибо для людей нашего злополучного века поистине телом смерти (ср.: Рим. 7, 24), пригнетающим их к земле, стало сухое и бесплодное «научное знание» вкупе с пресловутым «гуманизмом». Гуманизм породил материализм, материализм — атеизм, атеизм — коммунизм. Коммунизм же в свой черед породил нигилизм, релятивизм и все, что способен произвести заживо умерший человек-богоборец.

Отвергнув Абсолют, человек стал плоским и одномерным. С этого момента для него нет ничего запретного. Можно бесконечно предаваться все новым наслаждениям, будь то безоглядное удовлетворение животных и прямо преступных наклонностей или бесконечные игры ума и воображения. С омертвением совести, регулирующей их поведение как разумных и нравственных существ, люди опускаются на уровень чисто биологического бытия, которым управляет инстинкт. Гуманизм — особенно в той его разновидности, какую исповедует современный Запад, — подорвал веру в Бога, провозгласив человека «мерой всего». Ставя

во главу угла самоценность человека и «позитивного» знания, эта идеология призывает рассматривать мир и человеческую жизнь исключительно в свете «научных» теорий.

Но Бог открывается лишь через веру. Вера, и только вера, есть для нас залог приближения к Богу и самого богообщения. Ибо по благодати Божией все возможно верующему. Гуманизм, пытаясь упразднить веру и в ней одной укорененное боговедение, водружает на их месте нового идола — «позитивное», или «научное», знание и отводит ему самое почетное место в пантеоне лжебогов. Пренебрегаемый гуманистическим мудрованием, Бог попускает ему утвердиться, чтобы затем предоставить собственной судьбе — неизбежному поруганию от былых ревнителей, которые рано или поздно возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне (Откр. 17, 16). И поскольку именно через «знание» — конечно, не благое и душеполезное, но сатанинское и ложное — люди, обоготворив себя, отпали от Бога, то справедливо ожидать, что продолжающееся поклонение этому «божеству» станет для их потомков источником окончательной катастрофы"

"О кончине века и антихристе".


старец Иосиф Ватопедский


Made on
Tilda