Можно ли христианину быть социалистом?

Что такое социализм и есть ли в нем что-либо похожее на Христианство
Что такое социализм и есть ли в нем что-либо похожее на Христианство
священномученик Иоанн (Восторгов)
В наше время по фабрикам и заводам среди рабочих людей, а по деревням и селениям среди крестьян непризванные учители народа особенно усердно распространяют так называемый социализм. Распространяется социализм и особыми дешевенькими книжечками, которых в последние дни появилось великое множество. Книжечки эти написаны иностранными сочинителями, по большей части из евреев; наполнены они иностранными словами, малопонятными рассуждениями, описывают иностранную, чуждую нам жизнь. К счастью, книжечки эти написаны непонятно, но то, что туманно и неясно написано в книжечках, дополняют словами и речами названные народные учители.

Что же говорят и что обещают социалисты?
Социалисты называют себя различно: одни — социал-демократами, заявляющими, что они добиваются своих желаний мирно; другие — социал-революционерами; эти и не скрывают того, что они действуют насилием: бунтами, восстаниями, убийством тех лиц, которые с ними не согласны. Но на деле разницы у социал-демократов и социал-революционеров очень мало. Во время бунтов или восстания, как это было в Москве в 1905 г., социал-демократы и сочувствовали и помогали социал-революционерам. Поэтому удобнее называть их одним именем: социалисты.

Все социалисты указывают на то, что бедные люди, рабочие и крестьяне, часто трудятся до изнеможения сил и все-таки имеют заработка так мало, что им едва хватает его на пропитание, а люди богатые, заводчики и землевладельцы, часто ничего не делают, а между тем получают большие доходы и живут в роскоши. Это, говорят, несправедливо.

Надобно, по их мнению, все поделить и все сделать общим: земли, дома, фабрики, заводы, машины сельскохозяйственные и фабричные. Пусть-де каждый трудится по распоряжению и указаниям начальства, — не теперешнего начальства, а того, какое выберут социалисты, — и тогда каждый за равный труд, будто, получит и равную со всеми долю пищи, питья, одежды и всего необходимого. Тогда будет все по правде, и люди будут счастливы.

Таково, по видимости, учение социализма. На деле же социалисты приступают к дележу того, что признают для себя наиболее достижимым, — грабят, совершают экспроприации с насилиями, но больше всего они разжигают корыстность, указывают всегда и всюду на людские материальные недостатки, воспламеняют завистливость к чужому имуществу и сеют среди людей диавольскую ненависть, особенно распаляют ненависть бедных к богачам. А чтобы люди доверчивее относились к социалистам, они указывают, будто у первых христиан была социалистическая жизнь и дележка имущества. Многие доверчиво слушают социалистов, и хотя любят христианство, но и социалистам нередко верят. Но так ли учит Христианство, как социализм?
Христианство осуждает злых и неправедных богачей. Христианство повелевает господам и хозяевам оказывать всем правду и уравнение по заслугам каждого. Христианство не только не осуждает, но и восхваляет того верующего, который все свое имение сам добровольно продаст и раздаст нищим. Во многих монастырях и теперь монахи имеют все общее и ничего своего; так, например, живут в Оптиной пустыни, у преп. Серафима, в Гефсиманском скиту и во множестве других. В древности то же мы видим у первых христиан в Иерусалиме, вскоре после вознесения Спасителя на небо. В книге Деяний Апостольских сказано: У множества уверовавших было одно сердце и одна душа. Все верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого (Деян. 4:32; 2:44-45).
Но ведь между этой жизнью христианской и социализмом — непроходимая пропасть, такая глубокая пропасть, такая великая разница, что быть одновременно социалистом и христианином прямо невозможно.

Христианство есть Божественная религия; оно учит, что есть Бог, Творец мира и человека, что человек в жизни своей должен исполнять волю Божию; человек нарушил эту волю, согрешил; от греха его избавил Иисус Христос и человеку заповедал заботиться о своей душе, хранить ее от греха и готовиться к вечной жизни на небе с Богом, с ангелами и святыми людьми. Не только общее имущество не сделает грешного человека счастливым, но, по слову Спасителя, нет пользы человеку, если он даже весь мир приобретет, но повредит душе своей. Спаситель говорит, что ничего нельзя дать человеку взамен души его (Мф. 16:26-27).

А социализм совсем отвергает всякую религию, не признает ни Иисуса Христа, ни Церкви. Социализм учит, что Бога нет, души у человека нет, нет и будущей вечной жизни, что воскресения, суда Божия и жизни души по смерти не будет, что нет ни ангелов, ни святых, а есть только земля, а у человека есть только тело, которое надо одеть, согреть и напитать поровну для каждого. Презирай иной мир,— говорят они о духовном мире, — считай его за величайшее безумие, будь врагом всякой религии, потому что Бог и религия есть зло. Чтобы социалисты не говорили, будто мы клевещем на них, пусть знают читатели, что это слова их учителей Лассаля, Бебеля, Маркса и др.

Значит, кто делается социалистом, тот уже отрекается от Христа, становится безбожником и врагом Христовым. Поэтому странно слышать, когда социалисты говорят, что то или другое несправедливо: если нет Бога и религии, то откуда же знать, что правда, что неправда; если нет души, то нет и греха и святости, — значит, человеку нечего и возмущаться несправедливостью, ибо никто не может доказать, что справедливо, а что несправедливо. Живи по-скотски: скоты ведь не рассуждают о справедливости. Если у человека есть одно только тело, то для тела важно только то, что приятно и выгодно, а не то, что свято и праведно. Так социализм волей-неволей должен оправдать то самое, что он осуждает, т.е. неравное распределение земного благосостояния.

Далее. Христианство говорит, что все нестроения и непорядки в жизни человеческой от греха; надо бороться со грехом, с тем злом, которое внутри человека. Христианство учит, что человек своими силами не победит зла, ему нужна помощь Божия, нужна благодать, которую дал людям Иисус Христос и теперь подает верующим чрез веру, молитву и таинства Св. Церкви. Христианство говорит, что пока человек грешен, дотоле он не может быть вполне счастлив.

А социализм говорит, что греха нет; он учит, что надо бороться не с грехом, а с богатыми людьми, с капиталистами, с землевладельцами, да еще с правителями и начальниками, чтобы заставить их все поделить поровну, и тогда люди будут счастливы.

Христос говорит: Ищите прежде всего царствия Божия и правды его, и сия вся — все блага земные – приложатся вам. Нигде Христос не приказывал стремиться к сытости, и когда Ему предложили поделить имущество, то Господь не пожелал производить этого дележа, сказавши: кто поставил Меня судить или делить вас? Но социализм не по Христову слову говорит, он требует прежде всего самых земных благ, и все остальное приложится вам и будете счастливы.

Христианство осуждает жестокосердых богачей, учит помогать голодным, больным и бедным; оно говорит: любите друг друга; оно восхваляет тех, кто раздает имение свое ради любви к ближним. Но оно требует, чтобы человек все это делал добровольно, по вере в Бога, по любви к Его закону и к ближним. Святой апостол учит: Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и принуждением, ибо доброхотно дающего любит Бог (2 Kop. 9:7). Так именно добровольно имеют все общее иноки в монастырях; так добровольно и первые христиане в Иерусалиме имели все общее; у них была одна душа, одно сердце, и поэтому одно и то же имение. Никого не принуждали. Когда некто Анания с женою скрыли часть проданного имения, то апостол осудил Ананию за ложь, а не за то, что он не все деньги отдал, и сказал ему: Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому? Чем ты владел, не твое ли было, и приобретенное продажею не в твоей ли власти находилось? (Деян. 5:3-4). Видите, Христианство, восхваляя добровольную отдачу имения, признает, что человек имеет право собственности. И нигде, решительно нигде, ни в Евангелии, ни в посланиях апостолов, мы не найдем указания, чтобы христиане обязательно и насильно отказывались от своей собственности и отдавали ее другим. Даже и общение имуществ, которое было у христиан иерусалимских, при апостолах не повторялось ни в каком другом городе. Все христиане и имели, и признавали собственность, и если ее раздавали, то добровольно, по любви к Богу и людям, по влечению своего сердца, а не по приказу и принуждению.

А социализм учит, что никто не смеет иметь собственности и что у богатых их имения нужно отнять насильно.

Христианин добровольно отдает свое, а социалист насильно берет чужое.

Христианин говорит своему брату ближнему: по любви моей к тебе пусть все мое будет и твоим; социалист же по зависти и ненависти к богатому говорит: я хочу, пусть все твое будет моим.

Христианин исполняет слово Христово: лучше отдавать, чем принимать (Деян. 21:35); социалист же, совершенно наоборот, только и думает о том, чтобы именно принять чужое, завладеть им.

Христианин твердо помнит 10-ю заповедь Божию: не пожелай ничего, что принадлежит ближнему твоему, а социалист только и мечтает, как бы обобрать ближнего.

Трудно понять после этого, где же тут справедливость, о которой так много говорят социалисты? Когда они переманивают на свою сторону рабочих и крестьян, они охотно дарят и обещают всем не свое, а чужое: землю, фабрики, машины, деньги… Но распоряжаться чужим и вместе с тем говорить о правде — это уже прямая нелепость.

Для христианина бедность еще не беда, не порок, не зло, а богатство — не благо, не добродетель, не счастье. Для социалиста же богатство есть тот идол, которому он поклоняется, то благо, о коем он мечтает, ради которого он готов лишить жизни ближнего… Страшно подумать, сколько погибло добрых русских людей от рук социалистов-революционеров только за последнее время. Все бунты, все беспорядки, все ужасы, пережитые нами с декабря 1905 года, — все это было делом рук социалистов. И эти люди смеют прикрываться учением о любви, о братстве, о свободе, когда их руки запачканы кровию верных слуг Царя и родного народа, кровью своих родных братьев — христиан.

Христианство учит, что если бы люди и все имение роздали и поделили, все-таки на земле всегда останется неравенство. Даже и на небе, в вечной жизни, будет не все одинаково: Иная слава солнцу, иная луне, иная звездам, и звезда от звезды разнится во славе. Так и при воскресении мертвых (1 Kop. 15:41-42). Но на небе будет каждому указана степень блаженства по всей справедливости праведным судом Божиим, смотря по заслугам каждого человека, а на земле, где живут и действуют грешные люди, никогда не может быть полной во всем справедливости и равномерности в распределении всех благ земных. И Бог насильно людей не спасает и не уравнивает в святости: нельзя насильно и грешника сделать праведником. Но и помимо греховности людей, вообще нельзя все поделить поровну: нельзя, например, ни на деньги купить, ни поровну поделить молодости, здоровья, способностей, ума, чувства, усердия, чистоты совести, семейного счастья и проч. Как поравняешь умного с глупым, способного с неспособным, лентяя с трудолюбцем, пьяницу с трезвенником, честного с бесчестным? Напротив, насильственное уравнение всех вызвало бы новые неравенства, новые споры, вражду и несогласия. Поэтому Христианство осуждает всякое насилие; всячески желая улучшить земную жизнь людей, оно, однако, знает, что невозможно переделать ее сразу, и потому советует христианину мириться со всякою невзгодою житейской, указывает каждому человеку, что спасения душевного он должен искать при всяких порядках жизни, и что он может найти это спасение души во всяком положении, звании и состоянии.
Спасайтеся богатые — милостынею, спасайтеся убогие — терпением, спасайтеся все люди — любовию, — так учит Христианство, так и говорили древние христиане.

А социализм, видя счастье людей только на земле, отвергая небо, душу и нравственность, все надежды полагает на насилие и принуждение. И понятно: не зная неба, он поскорее хочет воспользоваться землею. "Будем есть и пить — все равно скоро умрем и все тем кончится",— вот как рассуждают они.

Христианство учит богатых, что богатство опасно для души, что ему не надо подчинять душу; оно говорит: если богатство течет, не прилагайте к нему своего сердца; трудно богатому войти в царствие Божие, говорит Спаситель. Христианство жалеет богатых, ибо им трудно спасти душу.

А социализм завидует богатым и ненавидит их.

Христианство учит, что насилием, завистью и ненавистью нельзя строить доброй и счастливой жизни: нельзя в грязной воде вымыть и сделать белым грязное белье, от зла не бывать добру; только Бог может обратить и зло к добрым последствиям.

А социализм учит совершенно обратному и обещает, что из насилия и принуждения выйдет равенство и свобода, из зависти и ненависти родится любовь и общее счастье. Это все равно, что лечить и подравнивать у хромого ноги тем, что одну ногу обрезать наравне с хромою или хромую ногу вытянуть насильно и сделать такою же длинною, как здоровая. Ясно, что таким лечением не уничтожится, а еще более увеличится хромота и болезнь ног.

Христианство учит, что можно и должно любить свой народ, свою родину, служить отечеству и жертвовать для него во имя любви всем, даже и жизнью своей. Для блага отечества, для его защиты и порядка нужен царь, нужны власти, нужно воинство. Это так же естественно и необходимо, как естественно ребенку любить свою семью, а в семье повиноваться отцу и матери.

А социализм отвергает всякое отечество, всякую разницу людей по языку, народности, вере и пр. Он зовет бедняков всех стран соединиться и идти борьбою и войною против богачей всех стран. Для этого он прежде всего желает уничтожить царя и все власти, уничтожить все государства.

Христианство учит, что пред Богом драгоценна каждая отдельная душа человеческая, каждая отдельная личность. Спаситель говорит: Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, ибо говорю вам, что ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего Небесного. Нет воли Отца Небесного, чтобы погиб один из малых сих (Мф. 18:10-14).

А социализм говорит, что каждый отдельный человек — ничто, он имеет значение только в той кучке людей, в которой он поставлен и в которой будет пользоваться равной долей указанного ему труда и указанной части пищи, одежды, жилища и проч. При таком условии ясно, что нет у человека и свободы; как рабочая сила, он будет приставлен к своему делу и обратится в машину; его свобода обратится в неволю, в рабство; как рабочий скот, он получит свое место у стойла и свой корм. Некоторые социалисты учат, что и жены у людей должны быть общими. Выходит, людей будут пускать на племя, как скот.

От такого равенства и от такой свободы сохрани, Господи! Так равны мертвые на кладбище, камни на стене, так свободны лошади на конском заводе. Между тем, социалисты много говорят о том, что люди должны быть равными и свободными. Да это ведь — злая, бессердечная насмешка над недалекими простецами, одно издевательство над людьми?

Итак, социализм отвергает Бога, христианство, душу человека, бессмертие и загробную жизнь, отвергает грех и борьбу со грехом, отвергает отечество, собственность, личность и духовную свободу. Что же он обещает человеку? Равную долю всем на земле в пище, питье, одежде и в других земных потребностях. Если бы это и можно было дать людям, то у них при сытости тела затоскует и будет голодною душа. Ведь как ни заглушай в человеке совесть, как ни вытравляй из души человеческой религиозное чувство, — бессмертный дух человека будет требовать того, что ему сродно, и ничто на земле не может удовлетворить его без Бога! Спаситель ясно говорит: Не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих (Мф. 4:4).

Спаситель учит: Сотворите себе сокровище неоскудеваемое на небесах, где вор не приближается и моль не растлевает.
Счастье социалистов годно только для животных, но не для людей. И так как греховность у людей не уничтожится, а без религии и нравственности исправлять и улучшать греховное состояние людей нельзя и нечем, то придется и смирять их так, как скотов, т.е. одною силою и ударами. Вот тогда-то и настанет век, когда люди, как звери, будут бросаться друг на друга, безжалостно и беспощадно истребляя друг друга, настанет царство злобы и насилия, когда зависть станет добродетелью, а любовь заменится бессердечным расчетом. И вместо рая, какой обещают социалисты, на земле будет ад со всеми его ужасами.

Мы видели, что и поделить все поровну невозможно. Но если бы это и удалось, то разве мы не знаем, что и обладание пищей и всем необходимым не делает человека счастливым: ведь богачи все это в избытке имеют, но среди них не меньше несчастных, как и среди бедняков. И чрез золото слезы льются!

Останутся болезни и смерть; останутся дурные и злые страсти у людей. И при богатстве, и при сытости люди будут отравлять друг другу жизнь изменами, грубостью, побоями, завистью, клеветою. Значит, прежде всего и больше всего надо исправить и смягчить душу человека, научить его добру, любви и смирению. Тогда около него всем будет жить спокойно. Но душу и сердце может воспитать и смягчить только религия, только Христианство, а не социализм, который о душе не говорит ни слова, а все внимание обращает на сытый желудок. И при сытости будет несчастен.
Поэтому социализм не может выполнить своих обещаний; верить ему все равно, что верить врачу, который обещает сделать человека вечно молодым, безболезненным и бессмертным. Счастье людям дает и на земле и на небе только вера в Бога, знание и исполнение Его воли и закона, благодатная помощь Иисуса Христа во Св. Церкви, чистая совесть пред Богом и людьми. При чистой совести спокойна жизнь, спокойна смерть и блаженна вечность. А социализм есть учение безбожное, богоборное, противное запросам человеческой души и совести. Он есть повторение древнего, издохшего язычества, что приравняло людей к скотам и привело их к гибели, от которой и спас людей Иисус Христос.

Быть христианином и вместе быть социалистом невозможно, как нельзя в одно и то же время служить и Богу, и сатане.
Публикуется по изд.
св. Иоанн Восторгов. Христианство и социализм // Полное собрание сочинений. Т. 5. М., 1913. СС. 137-147
Made on
Tilda