Толерантность — это не добродетель, а диагноз

Толерантность (по-русски — терпимость) — новая квазирелигия западного либерально-демократического толка, своеобразная «конфессия» со своими неприкасаемыми «догматами», «святыми», «святынями» (либерализм, демократия, политкорректность, священные права религиозных, национальных и сексуальных меньшинств (права человека), антиклерикализм, экуменизм, холокост и проч.).
Толерантность (по-русски — терпимость) — новая квазирелигия западного либерально-демократического толка, своеобразная «конфессия» со своими неприкасаемыми «догматами», «святыми», «святынями» (либерализм, демократия, политкорректность, священные права религиозных, национальных и сексуальных меньшинств (права человека), антиклерикализм, экуменизм, холокост и проч.). По отношению к тем, кто смеет замахиваться на эти «святыни», никакой толерантности нет и не может быть: тут же навешиваются ярлыки «экстремист», «расист», «шовинист», «фашист», «гомофоб», «антисемит», «нацист», «человеконенавистник», «реакционер» и производные от этих слов прилагательные.

Как писал Патрик Дж. Бьюкенен в книге «Смерть Запада»: «Что произойдет, если им вздумается высмеять Холокост — например, выставить компьютерный коллаж: голая Анна Франк флиртует с эсэсовцами в Освенциме?» (с. 265). А вот высмеивание христианства и русской истории — в порядке вещей: фильм «Последнее искушение Христа», выставки «Осторожно, религия!» и «Россия-2» и прочие гади, ихже несть числа!

В угоду политкорректности Министерством образования и либеральными СМИ блокируется преподавание в школах (даже в виде факультатива) «Основ православной культуры»: «многоконфессиональное» государство Российское такой «фашистской неполиткорректности» в школах не переживет! На самом же деле факультативными и платными должны быть все дисциплины, проповедующие так или иначе атеистическое мировоззрение, а в качестве обязательного предмета следовало бы ввести «Закон Божий», а не невнятные культурологические «Основы».

В угоду догмы «политкорректность» в 2005 году либеральные СМИ всячески пытались дискредитировать 625-летний юбилей победы в Куликовской битве над монголо-татарами в 1380 году, а также новый государственный праздник 4 ноября — освобождение Москвы от польских интервентов.

В угоду «политкорректной толерантности» нам постоянно внушается миф, что у современного террориста нет ни религии, ни национальности (несмотря на «пояс шахида» и Коран под мышкой!).

Однозначное осуждение Церковью содомитской «любви» и однополых браков рассматривается «правозащитниками» — самыми активными «миссионерами толерантности» — как недопустимое в либеральном обществе проявление «средневекового мракобесия» и неполиткорректности к особям нетрадиционных сексуальных ориентаций. «Неполиткорректным» в свете этого предстает и само Священное Писание — Слово Божие.

Утверждение, что полнота Истины Христовой содержится только в Церкви Православной и поэтому необходимо миссионерство Православия среди всех народов земного шара, для либерально-правозащитного сознания представляется вопиющим «нарушением политкорректности».

Замечательный русский публицист М.О. Меньшиков писал еще в 1910 году, когда в Отечестве нашем закладывались основы всевозможных терпимостей:

«Мы живем в век чрезвычайно либеральный, когда терпимость — высший принцип, ведь всякая искренняя вера есть любовь, которая ревнива и никакой "терпимости" не допускает. Объявите полную "терпимость" — и для верующего сердца будет нарушена трагическая чистота сознания, целомудрие души, желающей быть достойной Бога. Что-то смрадное, как грех седьмой заповеди, вторгается в область веры, когда начинают не замечать ересей, совсем забывать о них... Желая изо всех сил понравиться и угодить, у нас готовы пожертвовать даже достоинством народным, даже такой тысячелетней гордостью России, какой считалось Православие».

Даже в сфере церковной, в угоду той же «политкорректной толерантности», сейчас все реже и реже допускаются строго богословские и святоотеческие определения — «еретик», «раскольник», «иноверец». Безусловно, мы должны без ненависти и озлобления относиться и к иноверцам, и к еретикам, и к раскольникам, ибо они — суть образ Божий, но должно гнушаться ереси, раскола, неправоверия, в мирном духе разъясняя заблуждения, да обратит и их заблудшие души к познанию истины Господь, Иже хощет всем человеком спастися и в разум истины приити.

Как точно подметил английский христианский писатель Г.К. Честертон: «Терпимость — есть добродетель людей, ни во что уже не верящих».

В свете этого блестящего определения приведем сообщение, опубликованное в православном обозрении «Радонеж» (2005, № 7). В Моск­ве не так давно был создан московским отделением фонда Сороса «Институт толерантности», который «духовно окормляет» московский священник-экуменист Георгий Чистяков из храма в Столешниковом, известный своими экстравагантными антиправославными высказываниями по католическому радио «София» в 1990‑х годах. В этом «Институте терпимости» (переведем название на русский язык), согласно «Радонежу», проводятся коллоквиумы на тему «многообразия религиозного опыта», что на русский язык можно было бы перевести как «многообразие духовного блуда».

Порядочные люди не посещают «дома толерантности». Православным не стоит общаться и с особами «толерантного поведения», вроде батюшки Чистякова из Столешникова переулка.

«Толерантность» — между прочим, термин медицинский. Это — диагноз! В медицинском словаре читаем: «Толерантность — снижение сопротивляемости организма к любой посторонней инфекции».

Если в этом определении толерантности под организмом понимать современное российское общество — народный организм, то становятся явными все цели «миссионеров толерантности» в России.

Николай КАВЕРИН
Терпимость — есть добродетель людей, ни во что уже не верящих
Made on
Tilda