Дмитрий Баранов

Запрет абортов. Без альтернатив

Православие и защита легальности абортов несовместимы
В середине августа прозвучало заявление петербургского священника Алексия Галкина о необходимости приравнять аборт к убийству с отягчающими обстоятельствами и судить за совершение этого деяния согласно Уголовному кодексу России. Фактически батюшка поставил вопрос о законодательном запрете убийств внутриутробных младенцев.

Вместе с о.Алексием мне довелось принять участие в пресс-конференции, собранной по поводу этого заявления в отделении РИА «Новости» в северной столице. Во время мероприятия меня не покидал вопрос: почему журналисты так сильно возмущены именно тем, что с подобной инициативой выступил представитель Русской Православной Церкви? Что Церковь против абортов, это усвоили все. Но как такое могло случиться, чтобы нецерковная часть российского общества была прочно уверена, что мы смирились с правом на зверское уничтожение детей? По их мнению, христиане смирились со злом!

Думается, что этому немало помогли и сами православные. Дерзну заявить именно так: сложившейся ситуации способствовали православные, высказывавшие нехристианскую позицию о допустимости легальности абортов. В качестве примера можно обратиться к целому ряду публикаций ответственного редактора портала «Православие и мир» Виктора Сударикова, в которых он выступил против общественных акций за запрет абортов и в целом против этой инициативы. Свою позицию г-н Судариков развил в личном блоге: «Прямой запрет (и только запрет) не выход - он приведет к росту подпольных абортов», «Важно не запрещать, а поменять отношение к этому - как к делу и опасному, и гадкому».

Отмечу, что мне не раз приходилось дискутировать с воинствующими сторонниками абортов. В православной среде, наверное, никому не нужно объяснять, что такое РАПС — Российская ассоциация планирования семьи. Сегодня эта зловещая организация сменила название на «Народонаселение и развитие», но прославилась она активной деятельностью по сокращению населения и растлению школьников именно как РАПС. Так вот, рапсовцы обычно утверждают, что они «тоже против абортов». «Планировщики» готовы на телекамеру сокрушаться о том, насколько ужасны аборты, но при этом — они против их запрета. Удивительно, но то, что они обычно приводят в качестве аргументов в первую очередь, продублировал в своём блоге господин Судариков. Таким образом, доводы сторонников легальности абортов, называющих себя православными христианами, позаимствованы ими у богоборцев-человеконенавистников. Собственно христианской аргументации в пользу легальности абортов нет: её просто не может быть.
Допустим, что в случае запрета абортов кто-то потеряет жизнь или здоровье при криминальном аборте. Но эти люди будут просто преступниками, поплатившимися за свое злодеяние. Не им ли в жертву «гуманисты» предлагают принести миллионы и миллионы невинных детей? Там, где речь идет о реальных жизнях и реальных душах, нет места отвлеченным рассуждениям.
Что же касается изменения отношения ко злу без его законодательного запрещения — интересно, означает ли это, что высказывающие подобные мысли в принципе считают необходимым отменить Уголовный кодекс и бороться с преступлениями исключительно убеждением? Рискну предположить, что Уголовный кодекс они отменить не предлагают. Но при этом они считают возможным оставить без законодательной защиты самых уязвимых членов человеческого общества — детей до рождения. Важно понимать, что эта позиция нехристианская: во избежание путаницы в головах и для адекватного представления о Церкви Христовой. «Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое». (Рим. 13, 4.)

Не углубляясь в другие аргументы сторонников легальности абортов, отвечу им в целом: любые высказывания о «вредности» запрета детоубийств разбиваются о непреложный факт: делегализация абортов на государственном уровне приведет к уменьшению их числа в миллионы раз. Даже если учесть, что аборты будут совершаться тайно, противозаконно.
Но есть и ещё один очень важный для нас, христиан, момент. Когда человек творит преступление, нарушая нормы общества и законы государства, совершенный им грех ложится тяжелым бременем на его душу. Легализованное же преступление, массовая резня, поощряемая обществом и одобренная государством, падает страшным проклятием на все общество, на весь народ.

Если кто-то из нас говорит «нет!» запрету абортов, он тем самым говорит «да!» узаконенному детоубийству (см. Матф. 5:37), навлекая гнев Божий на нашу землю и разделяя ответственность за миллионы мучительно убиенных детей и изуродованных душ их родителей. Именно поэтому я убеждён, что православный христианин не может согласиться с «правом» на детоубийство ни при каких обстоятельствах.
И чем скорее внутри Православной Церкви перестанут раздаваться голоса в пользу сохранения «права» на детоубийства, тем скорее наступит день великой Победы — победы над узаконенными детоубийствами.

Дмитрий Баранов, президент Международного движения против абортов «Воины жизни».

Послесловие. Главный редактор портала «Православие и мир» Анна Данилова отказалась от размещения этого текста на сайте, предложив вместо него написать ответ на довод прочойсеров: «Миллионы детей будут в детдомах, а потом на зоне - это выход?» Но дело в том, что мы принципиально не будем рассуждать в парадигме сторонников абортов (которая выражается в «аргументах» вроде приведённого г-жей Даниловой). В Движении «Воины жизни» убеждены, что для христиан недопустимо оправдываться перед сторонниками детоубийств.
Объясним на конкретном примере, почему для нас неприемлема дискуссия в формате, предложенном главным редактором портала «Православие и мир». Некоторое время назад европейские «специалисты» по биоэтике выступили против запрета послеродовых абортов, т. е. за разрешение на убийства родившихся детей: на том, в частности, основании, что «усыновление не всегда в лучших интересах реальных людей». Согласно логике, предложенной руководством «Правимира», в дискуссии с подобными «специалистами» христиане должны доказать, что детей после рождения убивать нельзя, потому что сохранить им жизнь будет намного выгоднее, комфортнее и веселее; а вырастут из этих детей не нарушители общественного спокойствия, а напротив, честные труженики, которые увеличат ВВП. Не знаем, как редакторам упомянутого портала, а нам такой способ общения с оппонентами видится абсурдным (если не сказать — кощунственным).

В дискуссии о легальности детоубийств мы не станем обосновывать право человека на жизнь общественной, демографической, экономической или любой иной значимостью. Детей (как после рождения, так и до) нельзя убивать, потому что жизнь человека имеет ценность сама по себе, вне зависимости от каких-либо иных факторов.

А всем интересующимся тем, какие позитивные изменения ожидают общество после запрета абортов, предлагаем обратиться к имеющимся исследованиям этого вопроса. Например, к книге «Мы можем любить их обоих» и к описанию опыта Польши.

Дмитрий Баранов,
президент движения "Воины Жизни"
источник
Made on
Tilda